Skip to main content
x

Для приемных детей, особенно для тех, у кого сохранены воспоминания о биологических родителях, характерно использование неконструктивных механизмов психологической защиты, которые ограждают ребенка от осознания неприятных чувств, воспоминаний и действий. Цель психологической защиты заключается в сохранении Я и снижении тревоги. Для отторжения своих травматических воспоминаний ребенок использует отрицание, проекции, изоляцию чувств, экстернализацию, диссоциацию и расщепление.

Приемный ребенок порой не в состоянии одновременно признать плохие и хорошие стороны родителей. Дети отчаянно пытаются сохранить в себе представление о «хорошей» маме и поэтому отрицают факт брошенности, когда мама «была плохой». Отрицание защищает ребенка от осознания им собственного отвержения, враждебности и презрения со стороны родителей.

Проекция своих чувств и мыслей на других выражается в рисунках, играх, сказках, историях, созданных приемными детьми. Это имеет очень важное прогностическое значение в плане переработки стресса.
 
Изоляция позволяет блокировать неприятные эмоции, так что связь между каким-то событием и его эмоциональной окраской в сознании ребенка не проявляется. Данный механизм приводит к «замораживанию» чувств, появляется эмоциональная тупость, которая позволяет хоть как-то справиться с болью, потому что чувствовать все очень тяжело. Иначе ребенку в таких условиях не выжить.
 
Этиология множественной личности – расстройства, при котором «субъект имеет несколько отчетливых и раздельных личностей, каждая из которых определяет характер поведения и установок за тот период, когда она доминирует» – также прослеживается в детском опыте усыновления.
 
В этом случае ребенок сталкивается, прежде всего, с неизбежностью повторения травматической ситуации, и возникает необходимость выработки защитной адаптивной стратегии, в буквальном смысле «стратегии выживания». Такой защитой для личности становится диссоциация. Единство личности сохраняется путем расщепления. Результатом становится переживание «оцепенения», «омертвения», дереализация (ощущение нереальности происходящего) и частичная амнезия.
 
Следует отметить, что ранние признаки диссоциации у маленьких детей немного отличаются от признаков диссоциации у детей постарше, которые достаточно многообразны: наличие воображаемого спутника; забывчивость; провалы в памяти; чрезмерное фантазирование и мечтательность; лунатизм; временная потеря памяти.

Таким образом, результатами отказа от ребенка могут являться нарушения Я-концепции, чувство вины, депрессия, трудности в межличностных отношениях («утрата базового доверия к себе и миру»).